• Главная
  • Статьи
  • Судебный спор с медицинским учреждением. Взыскание с врачей миллиона рублей

Судебный спор с медицинским учреждением. Взыскание с врачей миллиона рублей

Обстоятельства дела

10 февраля 35-летний Петр Иванов (имя и фамилия изменены) пришел с работы домой и почувствовал недомогание. У него поднялась температура до 39, появились острые боли в горле.

Приехала бригада скорой помощи. Медик осмотрел больного, поставил диагноз «Ангина», сделал инъекцию жаропонижающего и порекомендовал обратиться к участковому врачу. В карте вызова скорой медицинской помощи не было описания признаков опьянения у больного.

11 февраля Иванов обратился в поликлинику. Участковый терапевт (врач №1) выслушал жалобы пациента на боли в горле, усиливающиеся при глотании, на температуру 38-39. После осмотра поставил диагноз «Острый тонзиллит» и назначил лечение. В амбулаторной карте нет сведений, что больной пьян.

13 февраля вечером Иванову стало хуже, и вновь пришлось вызывать  скорую помощь. Прибывший специалист сделал мужчине укол жаропонижающего. В карте вызова скорой медицинской помощи наличие клиники опьянения у больного не установлено.

Облегчение наступило лишь на несколько часов.

14 февраля в пять утра мужчина ощутил новое резкое ухудшение состояния, и жена вынуждена была опять вызывать скорую. Пациента госпитализировали в МБУЗ ГБСМП Таганрога. И на этот раз в карте  вызова скорой медицинской помощи не было никаких записей об опьянении.

Примерно через час мужчину осмотрел хирург (врач №2). Он не стал заниматься полноценным сбором жалоб больного и анамнеза заболевания, неправильно оценил тяжесть общего состояния пациента и поставил неверный диагноз.

Врач написал: «Острое начало заболевания с одним из положительных признаков (симптом Воскресенского), злоупотребление алкоголем дает нечеткую клиническую картину. Диагноз: острый панкреатит под вопросом». После этого мужчину поместили в первое хирургическое отделение МБУЗ ГБСМП Таганрога для проведения клинического обследования.

В тот же день пациента осмотрели лечащий доктор (врач № 3) и заведующий хирургическим отделением (врач № 4).

Лечащий врач не стал заниматься полноценным сбором анамнеза заболевания, не инициировал консультации узких специалистов (терапевт, невролог, ЛОР). Доктор не осмотрел зев пациента и не исследовал состояние органов его шеи. Никак не отреагировал и на результаты лабораторных анализов, которые конкретно указывали на наличие гнойно-воспалительного процесса и интоксикации в организме пациента. Вследствие допущенных нарушений был выставлен неправильный диагноз «Острый панкреатит».

15 февраля утром состояние больного резко ухудшилось. Его осмотрел  дежурный хирург (врач № 5). Без каких-либо оснований и без  дополнительных исследований он прибавил к неверному основному диагнозу  «Острый панкреатит» неправильный сопутствующий диагноз «Синдром отмены алкоголя, делирий».

После этого больного перевезли в стационарное отделение наркологического диспансера Таганрога. Состояние пациента было тяжелое, и психиатр (врач № 6) приступил к срочным мероприятиям по снятию психоза.

Вечером того же дня, 15 февраля, наступила биологическая смерть пациента, у которого на самом деле была ангина.

Выстраивание защиты

Жена Петра Иванова обратилась за помощью в адвокатское бюро «Скоробогатов, Агеев и партнеры».

Работа была выстроена следующим образом. Адвокаты и юристы опросили жену и родственников. Были установлены и также опрошены пациенты, которые находились в одной палате с Ивановым, сотрудники бригад скорой помощи, выезжавшие к больному с 10 по 14 февраля.

Адвокаты запросили всю медицинскую документацию из поликлиники по месту жительства больного, из МБУЗ ГБСМП  и наркологического диспансера.

Для проведения анализа медицинской документации специалисты АБ РО «Скоробогатов, Агеев и партнеры» сформулировали вопросы и составили  ходатайство о назначении комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Вопросы врачам-экспертам

  1. Какова причина смерти пациента Иванова?
  2. Правильно ли и полно было проведено обследование и назначено амбулаторное лечение участковым врачом? Имелись ли в ее действиях нарушения, если да, то какие, и состоят ли они в прямой причинной связи с наступившей смертью?
  3. Имелись ли показания для госпитализации пациента в хирургическое отделение МБУЗ ГБСМП Таганрога?
  4. Правильно ли и полно было проведено обследование и назначено лечение в хирургическом отделении № 1 врачом-хирургом? Имелись ли в его действиях нарушения, если да, то какие, и состоят ли эти нарушения в прямой причинной связи с наступившей смертью?
  5. Имелись ли показания для госпитализации 15 февраля пациента Иванова в наркологическое отделение Таганрога?
  6. Правильно ли и полно было проведено обследование и назначено лечение в наркологическом отделении врачом-наркологом? Имелись ли в его действиях нарушения, если да, то какие, и состоят ли эти нарушения в прямой причинной связи с наступившей смертью?
  7. Была ли возможность установить правильный диагноз и назначить адекватное лечение на догоспитальном этапе, в стационаре МБУЗ ГБСМП Таганрога, в наркологическом отделении?
  8. Можно ли было избежать летального исхода при отсутствии упущений и недостатков в лечении пациента Иванова?

Вопросы психологам-экспертам

Для того чтобы сформулировать исковые требования о компенсации морального вреда адвокаты организовали судебно-психологическое исследование жены и сына погибшего пациента.

Перед судебными психологами были поставлены следующе вопросы:

  1. Являлось ли ненадлежащее оказание ответчиком (МБУЗ ГБСМП  Таганрога) медицинской помощи пациенту Иванову, повлекшее физические страдания и смерть последнего, психотравмирующим для подэкспертной (жены пациента)? Как это могло повлиять на ее личность и поведение?
  2. Имеются ли, и, если имеются, то какие индивидуально-психологические особенности личности подэкспертной, которые могли бы оказать существенное влияние на глубину и интенсивность ее субъективных переживаний по поводу физических страданий и смерти мужа, которому была оказана ненадлежащая медицинская помощь?
  3. В какой мере отразились последствия ненадлежащего оказания ответчиком медицинской помощи пациенту Иванову, его физические страдания и смерть, на основных показателях психического состояния и деятельности подэкспертной?
  4. Имеются ли признаки каких-либо неблагоприятных изменений в личности подэкспертной, а если имеются, то в чем они выражаются?
  5. Если изменения в личности, психическом состоянии и поведении подэкспертной обнаружены, то состоят ли они в причинной связи с последствиями ненадлежащего оказания ответчиком медицинской помощи пациенту Иванову, его физическими страданиями и смертью?

Исковые требования

На основании собранных доказательств адвокаты из бюро «Скоробогатов Агеев и партнеры» сформулировали исковые требования и составили исковое заявление.

Гражданское дело о взыскании морального вреда, причиненного дефектами оказания медицинской помощи, повлекшими за собой смерть пациента, рассматривалось в Таганрогском городском суде.

В процессе рассмотрения адвокаты допросили представителей обеих сторон, свидетелей и очевидцев событий, привлекли психологов. По ходатайству адвокатов АБ РО «Скоробогатов, Агеев и партнеры» суд назначил проведение комиссионной судебно-медицинской экспертизы. Оно было поручено экспертам отдела сложных экспертиз ГБУ РО БСМЭ.

Выводы экспертов

Цитата из экспертного заключения:

«1. Смерть пациента наступила в результате заболевания – гнойно-некротического тонзиллита. Как подчеркивает комиссия экспертов, при первичном осмотре пациента Иванова врачом-хирургом 14.02 в 05.45, при совместных обходах с зав. хирургическим отделением 14.02 в 08.30 и 14.02 в 12.30, при оказании медицинской помощи 15.02 дежурным врачом-хирургом (при ухудшении общего состояния пациента) не была правильно и адекватно оценена тяжесть общего состояния пациента. Не были проведены полноценные сборы жалоб пациента, анамнеза заболевания, общетерапевтические осмотры больного (за время суточного пребывания больного в хирургическом отделении МБУЗ ГБСМП г. Таганрога банально ни разу не был осмотрен зев пациента, не описано и не исследовано состояние органов шеи больного). Не были проведены консультативные осмотры пациента врачами других, в том числе узких специальностей (врачом-терапевтом, врачом-неврологом, ЛОР-врачом, врачом-инфекционистом). Не были приняты во внимание результаты проведенных лабораторных анализов и исследований со значительными отклонениями от нормы, конкретно указывающими на наличие гнойно-воспалительного процесса и интоксикации в организме пациента.

Таким образом, как поясняют эксперты, более тщательный сбор жалоб больного мужчины, анамнеза, общетерапевтический осмотр больного (тщательный осмотр глотки и органов шеи), проведение консультативных осмотров пациента врачами других, в том числе и узких специальностей, а также принятие во внимание результатов проведенных лабораторных анализов и исследований со значительными отклонениями от нормы способствовали бы проведению дифференциальной диагностики, определению правильного основного диагноза и дальнейшей адекватной тактики ведения и лечения больного».

Удовлетворение требований

После проведения экспертиз и изучения доказательств, имеющихся в деле, Таганрогский городской суд удовлетворил исковые требования.

МБУЗ ГБСМП Таганрога и ГБУ РО «Наркологический диспансер» были признаны виновными в некачественном оказании медицинской помощи, повлекшей за собой смерть пациента.

С МБУЗ ГБСМП взыскано 750 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, с ГБУ РО «Наркологический диспансер» - 250 000 рублей.

Спросить быстрее, чем читать - 8-960-448-37-77
Адвокатское Бюро «Скоробогатов, Агеев и Партнеры»

Наши контакты

. Телефон: 8-960-448-37-77.

. Адрес: г. Ростов-на-Дону, ул. Вавилова, д. 54, оф. 313

. Время работы: с 09:00 до 18:00.

. E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Запись на бесплатную консультацию

Пожалуйста, введите имя.

Пожалуйста, введите номер телефона.

Пожалуйста, напишите кратко о теме визита.

Неверный ввод

Пожалуйста, поставьте галочку в поле "Я не робот".

Личный кабинет